Каждый день, кроме выходных,  ветеран ТВ Ларри Кинг приглашает в свою студию знаменитых гостей, нтервьюируя их один-на-один. Выбор приглашенных часто спорный и вызывает полемику; бывает так, что  гости - не самые популярные люди; в любом случае, все персоналии - очень интересные и необычные личности. Хронометраж программы - 60 минут, включая рекламные блоки и специальные заставки. Майкл Флетли был участником диалога с Кингом дважды - в 1997 году и в 2001 году.  

 

"Майкл Флетли рассказывает о шоу "Lord of the Dance"

"ТВ-шоу Ларри Кинга", 3 июня 1997.

Ларри Кинг: Он заставляет трепетать миллионы, покоряя нас своим новым шоу "Lord Of The Dance". Сегодня мы попытаемся разобраться, кто же этот  феномен?!  Целый час в программе "Larry King Live" - Майкл Флетли! 

Привет, я - Ларри Кинг, и сегодня вечером наш гость - огромное удовольствие видеть его здесь для всех нас - Король Танца, Майкл Флетли.  Скажите, как называется то, что Вы делаете? Мы надеемся сегодня услышать много интересных историй о Вашем творчестве, ну а сначала расскажите нам об ирландской чечетке. 

Майкл Флетли: Что ж, ирландская чечетка существует уже несколько сотен лет, но только сейчас к ней стали проявлять такой большой интерес. Пришло ее время, я думаю.

ЛК: Для Вас? 

МФ: Ну, мне кажется, что я все же сыграл какую-то роль в этом -  теперь большие шоу с успехом идут во всем мире, несмотря на то, что ирландским танцам присуща сложная  и  замысловатая форма.  

ЛК: И Вы обнаружили это, будучи обыкновенным пареньком из Чикаго? 

МФ: Да, так и есть. Мои родители были "заражены" ирландским танцем. Моя мама была танцовщицей, ее мама тоже была танцовщицей и я думаю, множество людей в Ирландии предпочитали исполнять ирландские танцы. Я не уверен, что кто-то в Чикаго был хорошо знаком с ирландской чечеткой, но, тем не менее, моя семья не порывала связь с Ирландией и после переезда в Штаты. И, как результат, мои родители сохранили ирландские традиции. 

ЛК: В таком случае, я хочу спросить, почему,  живя в Чикаго с  самого рождения, Вы говорите с ирландским акцентом? 

МФ: Я проводил в Ирландии много времени, как и мои родители. Я не жил в Чикаго все время. Мои родители, поскольку они урожденные ирландцы, периодически возвращались на родину. И я проводил там очень много времени с бабушкой. Я был очень к ней привязан.  И я полагаю, что...  

ЛК: Именно там Вы и  приобрели этот акцент...

МФ: Думаю, да.  Кстати, он  не такой уж и заметный... Знаете, в День Святого Патрика Вы наверняка видели американских парней, которые  после нескольких кружек пива начинают говорить по-ирландски. Ну, такая же  примерно ситуация и со мной. 

ЛК: Расскажите о том, когда Вы решили стать танцором.  

МФ: Поначалу мне было очень трудно. Мои родители, как я уже рассказывал, привели меня в школу танцев, когда мне было около 11 лет. Тогда я не понимал, хочу ли  этого. Так что прошел какой-то период времени, прежде чем я осознал, что это мне нравится. И как только я понял, что это - моё, я вцепился в танцы и уже никогда не предавал их. Так что когда я был  подростком, я осмысленно посвящал себя занятиям танцами. 

ЛК: Правда? И как  быстро Вы преуспели на этом поприще? Я имею в виду, были ли Вы - как бы лучше выразиться  - настоящим танцором? Чувствовали ли Вы себя естественно? 

МФ: Да, я полагаю, что был. Я мог  выбивать чечетку быстрее других, и думаю, что это  было у меня в крови. Но, конечно же, я к тому же очень много занимался, быстро схватывал необходимые знания, и где-то через год  начал создавать что-то своё, отличимое от  основных движений танца. Я видел вещи иначе, так как какая-то внутренняя сила заставляла меня  делать это.

ЛК: То есть вы не только танцор, но и хореограф? 

МФ: Да. 

ЛК: Давайте покажем аудитории, о чем мы с Вами тут говорим. Итак, это пример творчества Майкла Флетли, который является мастером ирландского степа. Сейчас успешно проходит тур "Lord Of The Dance", и все мы помним также "Riverdance", который породил массу толков вокруг себя. И сейчас вы увидите, что мы имеем в виду. 

(Начинается видеоклип "Lord of the Dance" .....  конец клипа). 

ЛК: Да, это настоящее зрелище! Это явно не типичная ирландская чечетка....  Конечно, это и не танго.. что же это? Объясните нам! Что Вы делаете? 

МФ: Это на самом деле трудновато будет объяснить.... но я попробую. То, что вы видели - это особая форма танца. Она не похожа ни на один танец  в мире. То, что я делаю - это ускоренная версия ирландской традиционного танца, но, в то же время, я скомбинировал его с движениями верхней части тела и рук, но это нельзя назвать балетом. Это нельзя назвать и чечеткой... и это не фламенко... это что-то, что я создаю из мелких деталей и то, что невозможно подогнать под какое-то определение. Другими словами, получается этакая мешанина, всякая всячина...

ЛК: Понятно, но мы видим элементы фламенко. И мы видим элементы чечетки.... правильно? Я имею в виду, что это выглядит как объединение нескольких элементов,  которые,  возможно,  появились раньше, чем сами танцы? 

МФ: Да,  несмотря на то, что у меня нет доказательств этого, я считаю, что ирландский танец, видимо, был предшественником чечетки.  И я уверен, что многое было утеряно, когда ирландцы стали перебираться в Штаты. 

ЛК: Возможно. 

МФ: Да, или вот испанцы... в их традициях много кельтского, в Испании живёт много кельтов. Я думаю, что эти танцы очень очень близки, но все же,  несмотря на то, что вы попадаете под страсть этого танца, это вовсе не означает, что мы танцуем фламенко... это совсем другое. 

ЛК: Если я поеду в Ирландию  - в Дублин, в его предместья, окраины... увижу ли я людей, которые...

МФ:  Делают что?

ЛК: Выбивают чечетку!  Конечно, не на таком уровне, как для шоу, но просто...  могут ли они это делать?  

МФ: Конечно, увидите. Безусловно, на каждом шагу это не происходит, но вы точно увидите это в публичных местах. В основном, ирландские танцы - это удел молодежи. Но когда-то, Ларри, ирландские танцы исполнялись в  усадьбах, поместьях, на свадьбах и разных вечеринках. И танцоры были более страстны и со всем сердцем отдавались танцам, в отличие от сегодняшнего дня. И то, что мы попытались сделать, что я попытался сделать, как хореограф шоу, это вернуть назад эти чувства - это не просто танец... это не просто определенные движения,  которые включает в себя этот танец....  Мне гораздо интереснее вернуть назад любовь к танцу и страсть, которые были утрачены несколько лет назад. 

ЛК: Что стало Вашим первым появлением на широкой публике? Как мы узнали о Вас? "Riverdance"? 

МФ: Я полагаю ,что "Riverdance" был моим самым ярким  появлением на публике в мировом масштабе. До этого я долгие годы был в составе "Chieftains". 

ЛК: Это рок-группа? 

МФ: Нет, это ирландский традиционный коллектив, который завоевал много премий Грэмми, я уже счёт им потерял.

ЛК : Вы с ними пели? 

МФ: Нет, я танцевал. Я танцевал с ними.  

ЛК: А они пели? 

МФ: Нет, это музыканты. 

ЛК: То есть это просто музыканты, которые получают премию Грэмми....

МФ: Да, так и есть. 

ЛК: У этого танцевального коллектива  есть свои компакт-диски? 

МФ: Да, это традиционная ирландская музыкальная группа,  и у них есть куча своих дисков. Кстати, они  к тому же записывались с Микком Джаггером,  Ван Моррисоном  и с другими большими звездами. Это прекрасный, замечательный коллектив.  

ЛК: Но вы его покинули? 

МФ: Да. 

ЛК: Чтобы начать...

МФ: Чтобы начать постановку семиминутного танцевального фрагмента под названием "Riverdance". 

ЛK: С какой целью? 

MФ: Для конкурса песен "Евровидение" 16 апреля 1994 года. 

ЛK: Каждый человек помнит даты, с которыми связаны большие для него события!  

MФ: Полагаю, что да. 

ЛК: И что там произошло, на этом конкурсе? 

MФ: Ну, буквально в один момент я "разбомбил" 300 миллионов человек, которые это увидели. "Евровидение" транслировалось во многих странах  Европы, и я не думаю, что кто-то ожидал увидеть то, что мы приготовили в тот вечер. Ведь наш танец предполагался лишь как заполнение паузы между основными номерами. Но у меня были другие мысли на этот счёт... Я слишком долго стоял на остановке, ожидая автобуса, Ларри...  и наконец, моя очередь подошла. 

ЛК: То есть Вы были уверены, что ваши семь минут сработают? 

MФ: Чёрт возьми, да! 

ЛK: Мы вернемся в разговору с Майклом Флетли, знаменитым танцором и хореографом, чуть позже, и у нас  есть что вам показать! Не уходите! 

(Рекламная пауза). 

ЛК: Итак, мы снова с Майклом Флетли.  Как "Riverdance" привел вас к "Lord Of The Dance"? "Lord of the Dance," кстати.... позвольте мне привести несколько фактов.... В США это шоу  впервые было показано в "Radio City Music Hall", где были проданы билеты на 13 представлений подряд. Затем последовали выступления в Англии, Ирландии, Австралии, Новой Зеландии, благодаря чему  шоу заработало  100 миллионов долларов, получило заказы в течение марта на следующий год на выступления на аренах с 20 000 и 30 000 мест... На данный момент в мире продано  более миллиона видеокассет с записью "Lord Of The Dance". В шоу задействовано  40 танцоров. Компания ICM, которая также делает некоторые вещи и для меня - компания ICM представляет  фильмы Майкла Флетли. Мы еще об этом поговорим. Как начинался "Lord Of The Dance" 

MФ: Ну, все началось, когда я покинул "Riverdance" и решил пойти своим путём.  Я хотел сделать гораздо больше и как хореограф, и как танцор.  "Riverdance"  был началом моих исканий, отправной точкой того, чего я пытался достигнуть, что пытался сделать. 

ЛК: "Riverdance" - это тот самый семиминутный фрагмент? 

МФ: Да, так и есть, но потом мы превратили его в шоу, которое путешествовало по всему миру, но...

ЛK: Так почему же вы были несчастны? Ведь Вы были постановщиком этого шоу!

MФ: Да, был...

ЛK: Так почему же Вы ушли и стали делать "Lord Of The Dance"? В чем разница между этими шоу? 

MФ: Что ж, "Riverdance" был моим первым шагом,  так сказать.... это было как производство первого фильма, второго фильма для режиссеров.... но продюсеры чувствовали, что очень важно объединить несколько стран и национальностей в этом шоу, а Ирландия являлась обрамлением всего этого... то есть ирландская часть была не такой уж большой, и это не было ирландское представление.  

ЛK: И вы с этим были несогласны?

: Совершенно верно. Я верю, что Ирландия прочно стоит на своих двух, и я всегда хотел сделать полноценное ирландское шоу, совмещая представление с историей, и я хотел использовать более высокие технологии, чтобы шоу казалось современным, чтобы  рок-музыка помогала сделать это шоу более развлекательным и более расширенным, чтобы оно нравилось и молодежи, и пожилым людям. Короче говоря, у меня было столько идей, что я понял: надо уходить и делать все самому. 

ЛК: То есть можно сказать, что  "Lord of the Dance" - ваше детище.

МФ: Абсолютно точно.

ЛK: Итак, Вы наняли танцоров...

МФ: Да. 

ЛK: Хореография шоу - полностью Ваша заслуга, а также  Вы подбирали музыку? 

MФ: Да.

ЛK: И  к тому же Вы сами танцуете в этом шоу? 

MФ: Да. 

ЛK: По-моему, это слишком большая нагрузка!

MФ: Да, но это то, что я люблю... это то, чем я живу. С самого начала до конца, для хорошего или для плохого... Когда вы работаете над таким проектом, как этот, обязательно должен быть человек, который возьмёт бразды правления в свои руки. Если в этом замешано много людей с различными взглядами и мнениями, вы теряете "центр управления" и забываете, что хотели сделать изначально...  Так что, безусловно, приходится делать много вещей, но в любом бизнесе надо делать много вещей и принимать много решений, и мне нравится это делать. Я живу этим.

ЛК: Понятно.  Ваше новое шоу сразу стало "гвоздём сезона"? 

MФ: Да. У нас было очень трудное начало, потому что первый показ был в Дублине, и нужно было....  

ЛK: Как можно сильнее порадовать публику.

MФ: О, да.... Это было очень нелегко, но я был категоричен в выборе места открытия сезона, это же ирландское шоу!  Я родился не в Дублине. Так что мы понимали, что можем получить жестокую критику.... Кстати, ирландские критики - одни из самых резких и бескомпромиссных  в мире. 

ЛK: Надо же, я не знал этого... 

MФ: Да, особенно когда речь идет о подобных вещах.

ЛK: Ну и как? Вам сильно досталось? 

MФ: Они были справедливыми. Я с уверенностью могу сказать,  что  количество хороших отзывов сильно перевесил количество плохих. И это, на самом деле, здорово. Понимаете, я ведь уже достиг успеха с шоу "Riverdance," которое стало очень знаменитым.... и то, что я пошел своей дорогой, по мнению критиков, характеризует меня как самоуверенного и нахального человека. Но в общей сложности, нельзя сказать, что критика была отрицательной.  

ЛK: Так  Вы нахальный? Нет, это плохое слово...  Спрошу иначе: Вы - решительный и непреклонный человек? 

MФ: Конечно, именно решительный и непреклонный. 

ЛK: Вы четко ставите перед собой цели.

MФ: Да.  И я их добиваюсь. Во мне горит огонь, который заставляет меня  добиваться поставленных целей и помогает мне.  Я не знаю, как бы это объяснить... но что-то есть во мне такое, что толкает меня на постановку и достижение непростых целей.  

ЛK: Да, люди,  внутри которых горит огонь, вряд ли могут объяснить, что с ними происходит. 

MФ: Ну да.... 

ЛK: Давайте посмотрим еще один отрывок из "Lord of the Dance," в блестящем исполнении Майкла Флетли. Смотрим.

(Начинается видеоклип "Lord of the Dance" .....  конец клипа). 

ЛK: Зрители явно сопереживают происходящему на сцене, не так ли?

MФ: Ну, скажем так, они к нему явно не равнодушны. 

ЛK: Еще бы, они кричат  и переживают, потому что им нравится одна героиня больше, чем другая...  Да тут целая интрига!!!  

MФ: Да, так оно и есть. Две главные героини - это блондинка Бернадетт Флинн и Джиллиан Норрис, брюнетка, и она играет искусительницу. 

ЛK: То есть она пытается Вас заставить предать настоящую любовь...

MФ: Ну что-то в этом роде...

ЛK: А зрители, конечно же, хотят, чтобы Вы вернулись к блондинке.

MФ: Хм... не уверен....

ЛK: В любом случае, зрители, судя по их реакции, очень сильно сопереживают происходящему!

MФ: Да, и это потрясающе! Я никогда не видел такой людской реакции на подобные шоу... Мы очень, очень счастливы.

ЛK: Насколько я знаю,  ирландский степ  - это очень жесткий танец, который требует  от танцоров держать руки вдоль тела и сохранять верхнюю часть торса абсолютно неподвижной. Но Вы нарушили эту традицию и стали использовать руки в своих танцах.  

MФ: Это так. 

ЛK: Зачем? 

MФ: Просто я иначе смотрю на это. Я не чувствую себя комфортно таким образом. Меня ужасно раздражает, когда я слышу: ты не должен этого делать, потому что ты не должен этого делать.  Это выглядит неестественно. Если Вы встречаете ирландцев, они всегда очень общительны и не выглядят скованными. 

ЛК: Они жестикулируют.

МФ: Они  страстные, в них много огня, драйва, решимости, любви и смеха. Я не могу себе представить, что они могут танцевать "по стойке смирно", с опущенными руками. Я знаю, что многие пуристы (критики - примеч. М.А.П.) хотят меня пристрелить, когда я говорю такие вещи, но это правда. С детства я мечтал превратить ирландский танец во что-то другое, так что мне нравится то, что я сделал.... я вижу все шире, чем есть. 

ЛK: Где Вы находите танцоров? Очевидно, никто из них не танцевал так, как сейчас, раньше?  

MФ: Правильно. 

ЛK: И вы занимаетесь их "переделкой"? Многие ли танцоры и танцовщицы адаптируются к новому виду танца?  

MФ: Да, и кстати, многие хотят танцевать именно такие танцы, особенно в последнее время,

ЛK: Круто!

MФ: Да, это действительно круто!  Нам звонят абсолютно разнотипные танцоры, участвующие в различных шоу мира. Но я набираю  в труппу только танцоров ирландского танца, потому  что то, что я делаю, это очень специфический вид танцев. Это определенная форма искусства, которая требует дисциплины. Я имею в виду, что  вся работа в данном случае направлена на быстроту ног, которые  должны двигаться под определенным углом,  и колени тоже должны находиться в определенной позиции, вращаясь в положенное время. Именно это я и подразумеваю под дисциплиной в данном случае. Традиционные элементы ирландского танца существуют  уже сотни лет, и  мне нужны специальные танцоры, имеющие определенные навыки.  

ЛK: Мы скоро продолжим разговор с Майклом Флетли об ирландском степе.  Шоу  "Lord of the Dance" можно посмотреть на специальных площадках, а также на  видеокассетах! Скоро мы вернёмся. 

(Рекламная пауза). 

ЛK: И вот мы снова здесь, продолжаем обучаться искусству ирландского степа.  И вот какой у меня вопрос. Обычной обувью для степа является обувь, которая называется "Gregory Heinz-type". Она самая распространенная, и ей пользуются практически все исполнители чечетки. А вот это - ботинки для ирландского степа. Не могли бы Вы объяснить нам разницу? 

MФ: Конечно. Это сделанные на заказ  специально для моих танцев ботинки фирмы "Freed's of London". 

ЛK: "Freed's of London".   

МФ: Да. А каблуки изготавливают  в Нью-Йорке, мы долго экспериментировали и в итоге  пришли к тому, что они должны быть сделаны из алюминия, потому что каблуки из другого материала очень быстро приходят в негодность. Раньше набойки были деревянные, а  также из различного вида пластмассы. Они сильно изнашивались всего за несколько дней. 

ЛK:  И выглядели так, словно их били об землю, не так ли? 

MФ: Да.

ЛK: А  спереди на подошве есть плоская набойка, правильно? 

МФ:  Да, это новый стиль набоек, который был разработан опять же в Нью-Йорке человеком по имени Роберт Рэйл. И эти набойки замечательные, потому что они долго не изнашиваются. Вот именно их я и использую.

ЛK: Все танцоры используют  такие набойки, и мужчины и женщины? 

MФ: В большинстве своем они используют обувь с каблуками и носками из стекловолокна.  Алюминиевые набойки только на моих ботинках, так как это необходимо для той скорости, с которой я танцую. 

ЛK: Но все набойки высокого качества. 

MФ: Безусловно. 

ЛK: Несмотря на  традиционные каблуки, Вы используете другие, так как Вам в них  гораздо удобнее?

МФ: Они гораздо удобнее для ноги. Это правильно, ведь я использую мои каблуки гораздо с бОльшим рвением, чем остальные танцоры. 

ЛК: Да, понимаю, так оно и есть. Как часто Вы меняете танцевальную обувь?

MФ: Постоянно. Мои ботинки не выдерживают более двух недель, когда у нас проходят выступления.

ЛK: Давайте посмотрим еще одну сцену из "Lord of the Dance,"  а потом  продолжим задавать вопросы человеку, который это шоу сделал - Майклу Флетли. Смотрим. 

(Начинается видеоклип "Lord of the Dance" .....  конец клипа). 

ЛK: Да, люди и впрямь балдеют от вашего шоу. Все же я вижу немного элементов фламенко - вот когда Вы смотрите в сторону и держите руки на бедрах... есть в этом что-то немного от Хосе Греко, не правда ли? Я помню Хосе Греко, он тоже так делал.  

MФ: Да.

ЛK: Вы, как и он, смотрите на подошвы своих ботинок. 

: Я считаю, что все артисты выражают себя через то, что они чувствуют в этот момент.  Это может быть не запланировано... это что-то, что ты делаешь как бы вне понимания. 

ЛK: Что самое сложное  в постановке танцев в этом шоу?

МФ: О, это когда дело близится к финалу, без сомнения. Последние часы, когда ты перестаешь чувствовать свои лодыжки.  Боль в суставах, в коленях, щиколотках, бедрах становится с каждым разом все сильнее и сильнее...  Мы можем репетировать 30-секундный фрагмент в течение долгого, долгого времени - часов по восемь, например. Мы работаем, работаем и работаем, затем отправляемся на ланч, который длится 20 минут, и опять репетируем тот же кусок. 

ЛK: И когда дело доходит до нужной кондиции, это конечно, полный кайф. 

MФ: О, да, это самое лучшее чувство в мире.

ЛK: Это то самое чувство, которое возникает у танцоров, когда все сделано и они уже стоят на сцене перед публикой? 

MФ: Да.  Мы на сцене,  играет громкая музыка, толпа кричит, ярко вспыхивает свет,  сердце просто выскакивает из груди, с нас градом льёт пот.... и все это вместе дает ощущение потрясающего счастья.

ЛK: Скажите, Майкл, очень тяжело добиваться  синхронности в исполнении танцев таким количеством танцоров, которое представляет Ваше шоу? 

MФ: Да, это одна из самых трудных задач, но в то же время, это похоже на волшебство, понимаете? Движение танцоров совпадают с точностью до доли секунды, 40 человек  касаются пола в одно и то же время.... и это здорово. 

ЛК: Это похоже на четкость строевой подготовки Военно-Морских Сил... 

MФ: Абсолютно верно, абсолютно верно.... вот уже в течение двух лет мы отрабатываем синхронность в танцах.  То, что делают танцоры сейчас, гораздо сложнее того, что я когда-то делал в "Riverdance". Прошло много времени, появилось много идей.... и мы постоянно совершенствуемся. 

ЛK: Вы жесткий руководитель?

MФ: Думаю, что да.

ЛK: Я помню, что как-то читал, что Вы  очень детально и трепетно относитесь к тому, что делаете.  

MФ: Да, я делаю то, что по моему мнению, необходимо сделать, чтобы вовремя выполнить поставленную задачу, ведь кто-то же должен это делать. Кто-то должен это делать, иначе этот процесс остановится. Я принимаю решения, с которыми не все соглашаются, Ларри, но я думаю, что каждый на моем месте или в похожей ситуации делал бы точно так же. И Вы тоже. Понимаете, это просто часть моего продвижения к следующему шагу, к более высокому уровню, и это очень нелегкий путь. Меня не все понимают, когда я это делаю, видит Бог… Но, оборачиваясь назад, я ни о чём не жалею. Я делаю правильные вещи в нужное время, и вот почему мы сейчас здесь. Скоро мы заканчиваем гастроли "Lord Of The Dance", и я думаю, что я продолжу танцевать в этом шоу по крайней мере до Дня Святого Патрика - 17 марта, а затем, скорее всего, закончу свою карьеру танцора.  

ЛK: Неужелиt? То есть это шоу  будет существовать без Вас? 

MФ: Да, так и будет. 

ЛK: Есть ли сейчас танцоры, которых  Вы  готовите к карьере лидера, в то время, как Вы будете заниматься другими вещами?  

MФ: Абсолютно точно. У нас в труппе есть несколько потрясающих парней.  Они энергичны и активны, они молоды и в блестящей форме, и я строю шоу так, чтобы эти несколько людей могли быть лидерами. Это не представление одного танцора, чтобы там обо мне ни говорили. У нас очень талантливая команда людей.  У нас есть музыкальная группа из восьми человек, которая играет музыку. Ронан Хардиман - наш композитор, полностью написавший  музыку к спектаклю.

ЛK: Всю полностью? 

MФ: Да, всю полностью. Есть, может быть, всего два номера в целом шоу, которые написаны не им, потому что я специально так задумал. А вся остальная музыка - Хардимана. И она прекрасна. Под неё танцуют обе лидирующие танцовщицы, и люди кричат от восторга каждый раз, когда девушки выходят на сцену. С этой музыкой выступает Энн Бакли, наша певица сопрано; две наши скрипачки, как рок-звёздочки, играют на сцене,  не говоря уже о сорока лучших в мире танцорах.

ЛK: Наш гость - "Король танца" Майкл Флетли. Мы скоро вернемся. Не переключайте канал.  

(Рекламная пауза). 

ЛK: Наш гость - Майкл Флетли. Он звезда шоу "Lord of the Dance."  Кроме того, он планирует сделать еще много других вещей с не меньшим  рвением. Это его идефикс, говоря одним словом.  Вы конкурируете с "Riverdance" сейчас? 

MФ: Абсолютно нет.

ЛK: Это шоу до сих пор продолжает существовать? 

MФ: Да. "Riverdance" был придуман,  как  представление для показа на театральной сцене. И сейчас это шоу продолжает ставиться в театрах с залами в 1500 или 1800 зрительских мест. На мой взгляд, "Riverdance" это все же больше эстрадное представление, в то время как  "Lord of the Dance" - танцевальное шоу, объединенное с роком, я бы сказал. И мы выступаем на аренах, где собирается от 10 до 20 000 зрителей.  Это и понятно, ведь "Lord Of  The Dance" был поставлен специально для выступления на больших сценах.  В связи с этим нельзя считать, что эти два шоу конкурируют между собой. Я думаю, они, скорее, помогают друг другу, чем соперничают. 

ЛK: Значит, Вы работаете и на открытых площадках?

MФ: Да, безусловно..

ЛK: И много у Вас таких выступлений? 

MФ: Да. Нам сделали несколько очень удачных предложений. Например, в Питтсбурге мы выступали в "Three Rivers Stadium". 

ЛK: Ух ты!!

: Да, дело и впрямь движется. Билеты разлетаются очень быстро, слава Богу. 

ЛK: Как же вы перемещаетесь с такой большой труппой?

MФ: Да, это нелегко, вне всяких сомнений.  Но, опять же, лучшие люди в мире помогают нам. У нас есть семь контейнеров и три автобуса.  

ЛK: Похоже на рок-тур?

MФ: Да, похоже, только  у нас - гораздо лучше (смеется).

ЛK: Давайте посмотрим еще кое-что из ирландского степа. У нас в гостях непревзойденный Майкл Флетли. Смотрим.  

(Начинается видеоклип Lord Of The Dance - конец видеоклипа)

ЛК: Я вижу, что зрители подпрыгивают на своих местах. Я имею в виду, они полностью отдаются Вашему шоу.  Вы это приветствуете?

MФ: Конечно, почему бы нет?!

ЛK: То есть это не то же самое,  как сидеть в зале и просто аплодировать. 

MФ: Нет, это целое событие! Люди приходят смотреть шоу и хотят, чтобы их развлекали. Они платят большие деньги за билеты и имеют право хотеть увидеть что-то зрелищное. Им нравится смотреть, как мы балансируем на грани.... им нравится смотреть, как мы выстраиваемся в линию... Зрители счастливы видеть это.

ЛK: Вы когда-нибудь падали на сцене?

MФ: О, мой Бог, это было несколько раз. Честное слово! 

ЛK: То есть те танцоры, которые говорят, что в их жизни не было падений, врут? 

MФ: Можно сказать и так. 

ЛK: Или не рискуют?

МФ: Да. 

ЛK: Что Вы делаете, когда падаете? 

МФ: Ну, во-первых, не имеет никакого смысла делать вид, что все нормально и вы не собирались падать. Не стоит предпринимать попыток изобразить, что все так и было задумано. То, что случается - нестрашно, аудитория становится еще ближе для Вас.  Все прекрасно понимают, что вы человек и относятся к вам с пониманием . Они понимают, что каждый может совершить ошибку и не ошибается тот, кто ничего не делает. К тому же это ведь живое представление.  Мы  недавно выступали на Оскаре. Так вот,  всё, что могло быть для нас плохо, произошло. Все пошло не так, как надо. 

ЛК: Расскажете о той ночи?

MФ: Да, конечно.

ЛК: Что произошло? ?

MФ: Я выскочил на сцену.  Первая вещь, которая случилась - это то, что парень с переносной камерой  каким-то образом оказался на моём пути.  И я задел его. Он снимал  шоу с разных точек, бегая с  камерой в руке, и это  меня немного отвлекло.  Я слегка поскользнулся, когда  совершал свой  высокий прыжок, но не упал,  а вылетел прямо на край сцены. . В полу сцены находится маленькая площадка, куда я должен потОм скрыться за световой завесой.... Так вот.... я поставил туда ногу, но про меня забыли...  Есть много маленьких вещей, на которые ты не обращаешь внимания, пока что-то не происходит во время живого исполнения. Каждый раз что-то вполне может пойти не так. Собственно, и сама жизнь состоит из этого.  Если бы каждый раз было все одно и то же, это утомляло бы до слёз. 

ЛК: Для  вас было событием выступать на Оскаре?  

MФ: Конечно.

ЛK: Принять участие в телепередаче, которая транслируется на весь мир.

MФ: Да, это потрясающая возможность  показать себя. Мы сделали очень большую работу, чтобы ирландский танец стал настолько интересен, чтобы его показывали наряду с Мадонной и Селин Дион на Оскаре.  И три миллиарда людей это видят по ТВ. 

ЛK: Кто приходит смотреть Ваше шоу? Наверное, смешно говорить, что это только ирландцы? 

MФ: По сути, меньше, чем 20 процентов нашей аудитории - ирландцы . Наши зрители - всех национальностей и рас, в возрасте от 5 до 85 лет.  Когда я выхожу после представления к своему лимузину,  то меня ждут поклонники, которым я даю автографы. Так вот, среди них есть люди самых разных возрастов и типов. 

ЛK: И чернокожие, и латиноамериканцы? 

МФ: Абсолютно точно. Разные расы, национальности, то есть люди, живущие повсюду. У всех них одна и та же реакция на только что увиденное представление. Им это нравится.  Вы видите, как они танцуют в проходах между зрительными рядами, и неважно, взрослые это или дети. Все они танцуют. 

ЛK: То есть, как Вы выражаетесь, в них есть огонь.

MФ: Точно так.

ЛК: Конечно, танцы - это очень заразительное зрелище. И  танго  тоже смогло бы их увлечь, но иначе...  

MФ: Правильно.

ЛК: Танго более чувственный и нежный танец, не так ли?

MФ: Да, так оно и есть. Я думаю, то, что объединяет людей именно с нашими танцами, Ларри, это определенный ритм и резкие удары.  Это то, что находится внутри вас.  И вы не можете от этого никуда деться. И это объединяет людей. Они слышат ритмичные звуки и хотят этому подчиняться.  Я думаю, одна из причин кроется  именно в этом. 

ЛК: Вам приходится привыкать к боли? Я имею в виду, к боли в лодыжках? 

MФ: Да,  приходится.

ЛK: Прежде всего, каблуки для мужчин вообще - чрезвычайно необычная вещь. .

МФ: Еще бы!  Но, несмотря на это, я ношу обувь на каблуках  постоянно.  Я всю жизнь носил ковбойские ботинки с каблуками и знаю, что многим парням тяжело поначалу танцевать на них, но потом привыкаешь. 

ЛK: То есть у Вас с этим нет проблем. Вы очень разумный человек, Майкл... Правда, ли что Вы являетесь членом общества Менса? (Mensa - организация, объединяющая людей с наиболее высоким коэффициентов IQ - прим. М.А.П.)

МФ: Нет, просто это кто-то про меня написал....

ЛК: Но мне говорили, что Вы входите в эту организацию!

MФ: Это было написано во многих газетах. Я каждый раз думаю, Господи, откуда это все берётся?  Кстати, они попросили меня выступить с речью на их 50-летнем юбилее в Лондоне. 

ЛK: Неплохо.

МФ: Да, неплохо. Я  очень польщён, но делать этого не буду. Британская пресса поднимет шум и все подумают, что слухи -  правда.

ЛK: Написанное станет восприниматься как факт.

МФ: Это верно.

ЛK: Ну так почему же Вы отказались от речи? Все же что Вы будете делать, если... (смеется) что Вы будете делать, когда мода на подобные Вашим шоу пройдёт? 

MФ: Ну, я твердо уверен, что этого не случится.  Ирландскому танцу уже очень много лет, например, я смог проследить его историю с 1400 года и не считаю, что наше дело даст сбой. То, что мы делаем -  это похоже на монолит. Я думаю, что наше предприятие  - это как Большой театр. Надеюсь, что мы организовали свое дело на долгие годы, заложив крепкий фундамент. Я много изучал старинные моменты и потом на их основе делал что-то для настоящего и будущего.  И я  надеюсь, что это как-то будет стимулировать молодые умы. Все национальности могут это делать. Так и будет, вот увидите. 

ЛK: Возможно -- и, наверное, везде будут такие места, куда мы сможем пойти учиться ирландскому степу....

MФ: Я думаю, что это вполне возможно. А еще я думаю, что когда-нибудь все мы  увидим много национальных шоу, которые будут поставлены на основе национальных легенд, народных танцев, и....

ЛК: Ну да... африканских, например....

МФ: Ох, а почему бы и нет?  Абсолютно точно!. Я думаю, что мы увидим, как это делают люди совершенно разных национальностей. И это замечательно. У всех народов есть своя база, свой фундамент, на основании которого можно делать историю..... 

ЛК: Вы  знаете, когда появился первый танец на Земле? 

: Не могу ответить на этот вопрос. 

ЛK: Я тоже не знаю. Так что никто из нас не принадлежит обществу  Менса. Потому что Менса - это организация, которая  объединяет всего один процент интеллектуального населения. Никуда не уходите, мы скоро вернемся. 

(Рекламная пауза). 

ЛK: Итак, у нас в гостях Майкл Флетли, создатель шоу "Riverdance." В этом мы уверены на все сто. Это один из бывших участников "Chieftans", а его новое шоу ирландского степа называется "The Lord of the Dance". Это представление завоевало огромный успех, и видео продается гигантскими тиражами.  Возможно, это просто дань моде - возможно, и нет, но в любом случае, Вы явно на пике популярности.

МФ: Всё идет отлично.

ЛК: Дествительно? 

MФ: Все идет просто замечательно. 

ЛK: Впрочем, так оно и есть. Ваши дела идут превосходно. Кое-кто - один из Ваших бывших менеджеров - сказал, что если бы существовало три Майкла Флетли, двух из них Вы бы стёрли с лица Земли... 

МФ: Правда, что ли?

ЛK: Да.

: Замечательная идея, надо это запомнить. 

ЛK: Вы жестокий человек?

MФ: Я могу быть и жестоким. Порой это необходимо. Все, кто занимается бизнесом, знают, что без этого не обойтись. Необходимо быть жестоким, чтобы твой бизнес шел, как надо. Вокруг меня находятся самые лучшие люди, но они знают, на что идут.  Я не делаю из этого секрета. С каждым из моих танцоров я подолгу беседую, объясняю им, что будет очень и очень тяжело. Они знают, что мы работаем 24 часа в сутки. Мы забываем о том, что, кроме работы, есть что-то еще. Мы забываем о своих желаниях.  Но успех, который приходит к нам, полностью искупает тяжелую работу и всё отрицательное, что есть в ней.  Так что я не возражаю, когда меня называют жестким руководителем и жестоким человеком. Я твердо уверен, что если бы я не был таковым, я никогда не добился бы того, к чему сейчас пришел.  

ЛК: Вы любите хореографию так же, как и сам процесс танца? ?

: Да, люблю.....

ЛK: Не все танцоры - хореографы и не все знаменитые хореографы - танцоры.  

: Очень верно подмечено.

ЛК: Например, Баланчин соединял в себе и то, и другое, так? 

: Да, это верно...  что же касается моего специфического танца... поставьте себя на моё место - я вырос в Чикаго. И кто должен был придумывать что-то особенное для меня? Я все делал сам. То есть все, чего я добился, я сделал, только благодаря самому себе. И в итоге получилось так, что я мог танцевать именно так, как я это видел, и это сильно отличалось от других танцев.  Раньше никто из исполнителей ирландских танцев не использовал руки во время танцев. Я нарушил это правило. В конце шоу есть фрагмент, когда я танцую а капелла. Несколько недель я создавал этот танец, вырабатывал ритмический рисунок. Я репетировал в комнате, с выключенным светом, потому что только в темноте я мог не отвлекаться на  внешние эффекты. Мне хотелось только слушать ритм. 

ЛK: Хммммм......

MФ: Да.

ЛK: То есть Вы отдаетесь полностью этому соло... и, находясь на сцене, Вы в то же время как бы находитесь в полном одиночестве, так?

MФ: Да, абсолютно верно.

ЛK: Знаете, а ведь это очень своеобразный танец!

MФ: Но в этом есть определенный кайф. Большой кайф. Это просто фантастика!  Кстати, мои танцовщицы,  которых вы видите в шоу,  они же просто волшебницы! Они тоже умеют полностью уйти в танец, всецело отдаться ему. Бернадетт Флинн и Джиллиан Норрис выполняют все идеально. Я не заставляю их делать то, чего, например, они не умеют…. Они делают только то, в чём они действительно великие. Я просто помог им полностью раскрыться, и любой из моих танцоров может попытаться сделать то же, что и они - надо только уметь стать свободными и научиться выражать себя...

ЛK: Мы хотим показать вам еще один фрагмент из шоу  "Lord of the Dance" в исполнении Майкла Флетли и его труппы. Смотрим. 

(Начинается видеоклип "Lord of the Dance" .....  конец клипа). 

ЛK: Но Вы тоже в превосходной форме, не так ли? 

МФ: Да, я стараюсь. 

ЛK: Вы теряете вес на каждом представлении? 

: Да, каждый раз я теряю около 5 процентов  своего веса. Почти со всеми танцорами происходит то же самое. Мы не можем проводить долгое время на ногах в течение дня, потому что нам очень много надо работать во время выступления. И еще мы очень много едим в дни выступлений, буквально все, что попадется нам в руки.

ЛK: Когда Вы были ребенком и ходили в кино и так далее... кто из танцоров был Вашим кумиром?  

MФ: Ну, знаете, было бы трудно не  любить Фреда Астора и Джин Келли и других знаменитых парней. Они были экстраординарными танцорами. 

ЛK: Они ведь тоже занимались хореографией и сами ставили свои танцы. 

МФ: Да. Это очень удачный пример, и я Вам за него благодарен... большинство из знаменитых танцоров действительно сами ставили свои танцы.  Они выдумывали, фантазировали. создавали свои танцы, ставили хореографию. Они как бы формировали движения. Придавали им завершенность и форму.  И все делали сами. И я думаю, что это очень здорово.   Я не считаю, что это должно считаться неправильным.

ЛK: Про Джина Келли говорили ,что он был очень жесткий и сложный человек. .

MФ: Да..

ЛK: Он был режиссером кино.

MФ: Да, это был великий человек, и я восхищаюсь им. 

ЛK: Он ведь поставил несколько ирландских танцев.

MФ: Да.

ЛK: Фильм "Локломендо" один из них...

MФ: Да, правильно...

ЛK: ... и он танцевал ирландские танцы...  он был замечателен или.... скажите, он был хорош в этом или нет?

MФ: Что Вы, он был бесподобен! И Кэгни - другой хореограф, который создал множество ирландских танцев, тоже.  

ЛK:  У Кэгни было ирландское воображение, да?

MФ: Да. 

ЛK: Янки Дудл Дэнди такого же плана танцор, как Джордж М. Коган.  

MФ: Джордж Коган... абсолютно верно, такого же плана... -

ЛK: Правда ли, что Вы хотите заявить о себе в новом амплуа? Я слышал уже несколько раз, что вы собираетесь снимать фильм, где собираетесь играть сами?  

: Да. Сейчас я работаю с ICM -- вокруг меня очень хорошие люди.

ЛK: Да, они замечательные.

MФ: Да, так и есть, и они профессионалы высокого уровня.  

ЛK: Вы уж их не обижайте. 

MФ: Конечно, не стану, если только среди них не окажется Майклов Флетли (смеется).

ЛK: А Вы хотите стать актером? ?

MФ: Я попытаюсь. Я всегда несколько раз пытаюсь делать то, в чём хочу преуспеть. Я очень хочу поставить хороший фильм, играть в нем, танцевать.... и..... 

ЛК: Это будет танцевальный фильм?

MФ: Нет, скорее всего, это будет кино разноплановое. Это будет любовная история вперемежку с сюжетом наподобие "Рокки". Фильм о человеке, который умеет преодолевать препятствия. Я хотел бы сделать кино для людей, которые мечтают добиться чего-то в жизни. Знаете, когда мне было лет шесть или семь, я, находясь на уроках в школе, часто отвлекался от занятий, смотрел  в окно и мечтал. Учителя все время ругали меня: "Флетли, о чём ты опять думаешь? Сейчас же перестань смотреть в окно!" Я слушался их, но мои мечты никуда не исчезали, конечно же. И целыми днями я мог думать о том, чего я хочу, фантазировать.... И сейчас, когда я уже взрослый, я тоже не перестаю думать о том, чего еще хотел бы достичь. Каждый человек при желании может добиться осуществления своей мечты. И мой случай - тому пример. 

ЛК: Мы скоро вернемся с Майклом Флетли. Никуда не уходите. 

(Рекламная пауза). 

ЛК:  И вот мы снова в студии с танцоров и хореографом Майклом Флетли. Насколько важна сюжетная линия в танцевальном представлении? 

MФ: Я думаю, что важна, но не так чтобы акцентироватсья на этом. Кстати, в нашем шоу сюжетная линия очень проста. 

ЛК: Само танцевальное действо важнее.  

MФ: Да. Я уверен, что зрители приходят смотреть именно  танцевальное шоу, и им вряд ли хочется ломать голову над сложным сюжетом.  Если люди хотят насладиться театральной постановкой, то они всегда найдут множество мест, куда пойти, чтобы это сделать. Но в таком случае они  никогда не отправятся смотреть танцевальное шоу. Так что я не считаю, что в подобных представлениях сложный сюжет необходим, и поэтому у нас все очень просто. Никаких секретных линий, никаких скрытых ходов. Здесь вся ставка делается на профессионализм, энергию и харизму танцоров. Вечер за вечером мы отдаем свое умение аудитории. Вечер за вечером они платят нам сторицей, отдавая нам в десять раз больше энергии. Когда мы танцуем на бис два, три, четыре раза, достигая наивысшей кульминации, мы уже еле-еле двигаем ногами, но публика дарит нам свои силы, свою энергетику, и мы танцуем благодаря зрителям, так что все дело в энергии. 

ЛK: А бывает ли так, что зал вас не поддерживает?

МФ: До настоящего времени такого еще не было.

ЛK: Ни разу?

MФ: Пока с нами все в порядке, такого не будет.

ЛK: Но ведь может случиться, что когда-нибудь наступит такой момент, когда Вы поймете: что-то идет не так... что-то потеряно....

MФ: Нет, ну, конечно, бывают очень тяжелые выступления. Это когда все идет не так, как должно было. Что-то непредвиденное всегда может произойти. Особенно мы опасаемся этого тогда, когда практически перестаем чувствовать свои ноги  - то есть в конце тура. Знаете, наш тур состоит из двухсот представлений. Последний раз он длился одиннадцать недель, и это было очень тяжело.  Попробуйте найти какую-нибудь рок-группу, у которой  был бы подобный тур. Во время наших представлений мы танцуем и летаем по сцене, и скорость нашего движения равна не 80 миль в час, а все 110. Но каждый из нас на это настроен. И все шоу на этом основано. Так что, конечно, я всегда помню, что в любой момент на нас могут свалиться глобальные проблемы, но вот пока такого не было. Я считаю, что мы - каждый из нас - живём внутри этого шоу, и, знаете, мы просыпаемся утром и говорим: слава Богу, сегодня вечером мы опять работаем, опять танцуем.

ЛK: Бывает ли так, что Вы выступаете на сцене и думаете о чем-то отвлеченном? Например, было бы неплохо заказать апельсиновый сок? 

МФ:  Никогда, это  было бы ужасно. Я никогда так не делаю.  Я очень дорожу своими зрителями, своими поклонниками. Поэтому когда я танцую, я полностью отдаюсь этому занятию, фокусируясь на этом на все 100%. У меня самые лучшие, самые преданные поклонники во всем мире. И я никогда их не подведу. Я часто думаю об одной пожилой даме, которая приезжает из Корка, когда мы выступаем в Дублине или из Индианы, когда мы даем представление в Чикаго. Она всегда смотрит наше шоу. Она ждет два месяца, когда мы приедем, а потом приходит на шоу и садится в заднем ряду. У меня нет времени думать о том, что  я, например,  забыл выключить утюг ... Моя работа - доставлять радость. Это то, о чём я мечтал всю свою сознательную жизнь.  И эта дама заслуживает того, чтобы я выкладывался на 110 процентов, а не на 90.  

ЛK: Вы очень цените свою аудиторию, не так ли?

МФ: Безусловно. Финал шоу, особенно, если следуют вызовы на бис, лишнее подтверждение этому...

ЛК: Вы планируете выходы на бис? Я имею в виду, что это ведь не заложено в сюжет вашего шоу. То есть получается, что Вы делаете дополнительные вещи, так? I

МФ: Да, и когда мы это делаем, то зрители поднимаются со своих мест и танцуют параллельно с нами. Это восхитительно. Вы видите людей, которые незнакомы друг с другом, которые находятся в разных концах зала, и все они вскакивают, объединяются в хороводы - это люди разных возрастов, разных размеров, и  танцуют!!! Вы знаете, это волшебство... это просто волшебство!

ЛК: Мы вернемся через несколько секунд с несравненным Майклом Флетли, "Королем танца". Никуда не уходите!  

(Рекламная пауза). 

ЛК: Мы  вернулись, чтобы провести остаток времени с Майклом Флетли.  Когда человек постоянно занят каким-то делом, сильно ли это влияет на его личную жизнь? Я имею в виду, является ли Ваша работа всей Вашей жизнью?   

MФ: Да, так и есть.

ЛK: В этом есть и отрицательные стороны, не так ли? 

: Смотря как к этому относиться. Я не стараюсь зацикливаться на этом вопросе, но отрицательные стороны имеют место быть. Конечно, это нелегко.  Знаете, люди говорят: "Господи! Какой потрясающий костюм! Боже мой! Какая обалденная машина!" Да, это здорово, конечно, когда вы можете пользоваться вертолетами и реактивными самолетами, все это очень круто. Хотя, по правде говоря, я не придаю вещам такого уж большого значения. Я ими просто пользуюсь. Так вот, все у вас замечательно, а вечером вы приходите домой в этом "потрясающем костюме", чувствуя себя бесконечно одиноким, и начинаете разбирать деловые бумаги, думая: "Так... ладно... что там у  меня запланировано на завтра?" И это, конечно, нелегко. Потому что все остальное, кроме работы, из вашей жизни просто-напросто вытеснено.  

ЛK: Получается, что Вы только работаете? И не развлекаетесь, не отдыхаете? 

: Практически так и есть. Знаете, я пытаюсь получить максимальное удовольствие, какое только могу, если выдается такая возможность. Но это бывает редко, таков уж мой жребий.  Моя работа - это то, что составляет всю мою жизнь.  Это внутри меня.   И дело не только во мне. В моей команде более 100 человек, и все они ездят по свету, чтобы делать шоу, которое они любят. Мы все загружены своей любимой  работой,  так что у нас нет времени предаваться грусти и жалеть себя. Мы сами сделали свой выбор.  

ЛК: То есть, получается,  что когда люди стремятся к осуществлению своей мечты,  все, что с этим процессом не связано, их не волнует?

МФ: Не волнует.

ЛК: Вы постоянно подгоняете себя к каким-то целям? 

MФ: Да, человек должен стремиться осуществить свои желания. Я думаю, что Вселенная распоряжается таким образом, что каждый из нас может добиться того, о чём именно он мечтает. Иначе бы  люди вообще изначально не могли бы мечтать, раз в этом не было бы смысла.  Если Вы действительно хотите чего-то добиться и делаете для этого все возможное, то успех придёт к Вам и у вас будет все то, о чем вы думали. Я вижу это именно так. 

ЛК:  Вы всегда ищете оригинальную музыку? 

МФ: Да, Ронан Хардиман - гений. Он фантастический композитор. Имя этого парня вы будете помнить долгое, долгое время.  

ЛK: Потому что хорошую музыку трудно писать? 

MФ: Конечно. Вот я такой музыки не напишу, это уж точно. 

ЛK: Вы требовательный человек, Майкл? 

: Вы сами это сказали

ЛК: Другими словами, если вы хотите чего-то от других - им нужно это сделать как можно лучше.

МФ: Ну да.... видите, у нас получился очень хороший тандем с Ронаном, и мы чудесно  работали вместе. Я показывал ему то, что делаю, много раз. Я поставил все танцы до того, как он написал музыку. А потом он пришел и сказал: "Хорошо, хорошо… Я, знаю, я знаю, что ты уже все закончил". А потом он  посмотрел все шоу и написал музыку к нему.

ЛК: Вы постоянно думаете о новой хореографии, правильноt?

МФ: Постоянно. 

ЛK: Что бы мне такого еще придумать?

МФ: Конечно.  Каждый день в голову приходит что-то новое. Приходится двигаться.  Не сидеть на месте. 

ЛК: Спасибо, Майкл.

МФ: Спасибо, Ларри.

ЛК: Спасибо за прекрасный час. Что ж, однажды и вы можете стать звездой, если не споткнетесь на своих каблуках и не упадете. Тур  Майкла Флетли "Lord Of The Dance" продолжается, так что вы можете увидеть его  и прекрасно провести время. Мы надеемся, что вы полностью насладились этим часом, так же как и мы. Спасибо всем, кто смотрел нас. Спасибо всей команде в Нью-Йорке и Майклу Флетли. Приятного вам вечера  – давайте танцевать! 

 

 

Назад | Наверх




На главную
Новости
Биография
Факты
Об Ирландии и танцах
Просто о танце
Новости мира танцев
Танцевальные турниры
Ирландские песни
Форум

© Michael Flatley Russian Version 2002