Статьи о мистере М.Флетли и шоу LOTD
 из российской прессы

 

Aфиша (Москва) , N018? 30.9.2002
БАЛЕТ И СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ.

Lord of the Dance Шоу репетировали в небольшом, старом и грязном помещении в Дублине. В зале было холодно, кругом пауки да тараканы. На тот момент постановщик шоу Майкл Флэтли не мог позволить себе снять помещение получше. И без того в проект было вложено все, что он успел заработать за  годы работы в другом танцевальном шоу - Riverdance. Немудреную сказку про Повелителя Танцев и его борьбу со злом готовили полгода. Флэтли разрабатывал свой стиль - на основе народных ирландских танцев за вычетом традиционной манеры танцевать, держа руки вдоль тела. К тому же ирландские танцы были щедро разбавлены степом, исполнители были молоды, а само шоу получилось ужасно сексуальным. Так или иначе, только за первые два года после премьеры труппа Флэтли дала более трехсот представлений в ста городах, а сам хореограф стал национальным героем, секс-символом и к тому же чрезвычайно богатым человеком.

Спустя шесть лет Lord of the Dance превратился в небольшую танцевальную империю. Первоначальный состав разбился на четыре отдельные группы, которые одновременно гастролируют по миру - наподобие "Ласкового мая". Сам Флэтли не танцует - занимается администрированием. Он не танцует даже дома: как объяснял он в интервью, данном в Москве в день футбольного матча Россия - Ирландия, ему как профессионалу вообще не с руки танцевать в отсутствие специального пола и обуви - танцевальных туфель, которых раньше он снашивал по сто пар в год.

Последние билеты на три московских шоу Lord of the Dance были проданы примерно в тот же день, когда расстроенный проигрышем ирландцев Флэтли проходил паспортный контроль в Шереметьево - то есть за три с лишним недели до собственно представления. Лишь одно место в зале останется свободным - место в первом ряду, которое Флэтли держит пустым в честь покойной прабабушки, показавшей Майклу первые в его жизни па.

Юля Выдолоб


Новые известия (Москва) , N175? 1.10.2002
ЖАРКАЯ БАЛЕТНАЯ ОСЕНЬ.

Любителей танца ожидают зрелища на все вкусы и кошельки Хотя ведущие театры предпочитают репертуарное спокойствие премьерным встряскам, разгар балетной осени обещает быть напряженным. Начало октября отдано ирландско-американскому шоу Lord of the Dance, которое за шесть лет существования посетило более восьми тысяч зрителей (!!! - нормально? - М.А.П.:)))) Его протагонист, солист и продюсер Майкл Флэтли, чьи золотые ноги застрахованы на 40 миллионов долларов, считает ирландский танец самостоятельным хореографическим жанром, а скептики полагают, что это лишь разновидность популярной чечетки. Если семидесяти танцовщикам, певцам и оркестрантам удастся совладать с огромной сценой и безобразной акустикой Кремлевского дворца, почитатели бродвейских вариантов народного творчества смогут составить собственное мнение о предмете.


Час (Рига) , N186, 17.8.2002
ЛАТВИЙЦЫ ВЫСАДИЛИСЬ В ТАЛЛИНЕ, ЧТОБЫ УВИДЕТЬ ИРЛАНДЦЕВ.

Танцевальное буйство Riverdance - зрелище, какого Балтия еще не видела. С 14 августа и до завтра в Таллине ежедневно выступает всемирно знаменитое ирландское танцевально-музыкальное шоу Riverdance. Ажиотаж так высок, что организаторы гастролей уговорили продюсеров шоу дать в городе два дополнительных выступления. На Riverdance толпами съезжаются не только эстонцы, но и жители ближайших стран. Например, 14-го, когда там побывал "Час", казалось, что латышская речь в многотысячном зале звучала даже чаще эстонской.

Все было очень красиво. Поэтический рассказ в феерических танцах, песнях и живой музыке, со сменяющимся романтическим фоном, проецируемым на задник сцены. Сюжет шоу ясен не вполне - тут тебе и мифология, и рассказ об ирландцах в Новом Свете... Но главное - невероятное буйство танца, в котором чеканные кельтские элементы сплавляются с многоцветьем прочих национальных школ (мелькали и русские наряды, между прочим)... Публика аплодировала стоя.

Впервые шоу Riverdance было показано с аншлагом в дублинском Point Theatre в 95-м. В видеоверсию этого выступления еще входил один из самых знаменитых танцоров мира Майкл Флэтли. В 94-м он стал мировой сенсацией - после того как многомиллионная телеаудитория Евровидения увидела его (и его партнерши Джин Батлер) танцевальный номер в антракте между основными частями программы. Публика буквально сошла с ума! Программа Евровидения выбилась из временных рамок, так как зрители не отпускали танцора со сцены.

Через несколько дней продюсеры Макколган и Догерти предложили Майклу создать свое шоу Riverdance с сорока танцорами, оркестром и вокальной группой. Флэтли стал его руководителем и солистом танцгруппы с еженедельным окладом $130. После успеха в Ирландии шоу с триумфом показали в Лондоне, продажа видеокассет и CD Riverdance росла бешеными темпами... Продюсеры и композитор Билл Уилан, написавший музыку к шоу, получали более миллиона долларов в неделю. И Майклу - по сути, автору шоу - стало обидно. Он потребовал переписать контракт. В ответ ему сообщили, что он может идти на все четыре. Так появился главный конкурент Riverdance - другое знаменитое шоу Lord Of The Dance , которое создал отверженный Майкл.

В итоге тяжба между Флэтли и продюсерами Riverdance несколько лет назад все же закончилась. Продюсеры признали вклад Флэтли в оригинальную разработку шоу (и, вероятно, долларом уважили?).

А солисты Riverdance сегодня - Колин Данн и экс-партнерша Флэтли, великолепная Джин. Шоу Riverdance c момента своего рождения стало еще красивее и профессиональней... но Флэтли с его куражом и харизмой все-таки не хватает. Впрочем, в Прибалтику слишком редко заглядывают шоу такого уровня, чтобы мы капризничали.

Екатерина ПЕВНЕВА


Санкт-Петербургские ведомости (Санкт-Петербург) , N181, 1.10.2002
"ПЛАМЕННЫЕ НОГИ".

4 и 5 октября король ирландского танца, обладатель самых быстрых ног в мире, выступит перед петербуржцами со своим шоу Feet of Flames ("Пламенные ноги") (Ничё так, да??? - М.А.П.:))), организатор шоу - корпорация PMI.

Премьера этого шоу состоялась 25 июля 1998 г. в лондонском Гайд-парке и собрала 25 тысяч зрителей. Флэтли хотел сделать самое грандиозное танцевальное шоу в мире - и сделал. Для "Пламенных ног" были придуманы новые танцевальные номера, написаны новые песни, кроме того, на сцене впервые появились четыре яруса, которые, постепенно поднимаясь, останавливались один над другим, тем самым создавая невиданное зрелище.

Все шоу проносится на одном дыхании, оно поражает своим размахом, техническим оснащением, безупречностью и уникальным коллективом (для постановки Feet of Flames Флэтли объединил три труппы). Все представление построено на достаточно высокой скорости, за исключением вокальных партий певицы Энн Бакли и соло на флейте Whispering Wind в исполнении самого Флэтли.

Завершается шоу еще одним соло Майкла Флэтли. Он выходит на сцену один и танцует безо всякого музыкального сопровождения. Сам Майкл как-то сказал об этом номере, что сцена может возгореться оттого, что он очень быстро танцует.

Флэтли всегда стремился поразить публику размахом, стоимостью и отточенностью своих постановок. Зрелище уникальное и незабываемое.

Мари МИШЕЛЬ

(Мерси, Мари, что сняла 90% этого  текста с нашего сайта - мы скоро прославимся на всю Россию. Кстати, Фит уже давно не существует  и никогда  никуда не приедет, но это так, мелочи:))))- М. А. П. :)))


Смена (Санкт-Петербург) , N180, 3.10.2002
МАЙКЛ ФЛЭТЛИ: "РУССКИЕ СОЗДАНЫ ДЛЯ ИРЛАНДСКИХ ТАНЦЕВ".


Еще пару лет назад российские продюсеры лишь разводили руками, когда им предлагали провести гастроли ирландского балета: "Да, это круто, но очень дорого! Первыми почуяли, что народ до ирландцев дозрел, пираты: весной они привезли в Петербург подделку, а затем "побаловали" еще и зрителей фестиваля "Славянский базар" неким "трибьютом" на темы "Ривер дэнс".

И вот наконец питерские балетоманы получили шанс с помощью компании "РМI" созерцать не бутлегеров, а самых натуральных ирландцев - "Lord of the dance" с легендарным 44-летним постановщиком и танцовщиком Майклом Флэтли, чье имя занесено в Книгу Гиннесса. Нынче Флэтли считается самым дорогостоящим режиссером и танцовщиком в мире, причем по-настоящему бурно его карьера сложилась лишь в последние восемь лет, после фестиваля "Евровидение-94" (забавно, что в России принято ругать "Евровидение" и называть его малоизвестным!), где Майкл явил миру небольшую танцевальную картинку под названием "Riverdance".

Завтра и послезавтра в Ледовом дворце Майкл со товарищи представят свое супершоу. Редкий гастролер решится сразу на два представления в 14-тысячном зале, но тут другие проблемы: лишнего билета, переаншлага, ажиотажа...

- Скажите, Майкл, четырнадцатитысячный зал для вашего шоу - привычная аудитория?

- Как правило, мы выступаем перед пятьюдесятью тысячами зрителей, однако однажды в Берлине наша аудитория достигла восьмидесяти тысяч, а в Будапеште - и вовсе ста! Съемка концерта в Венгрии вскоре выйдет на видеоносителях.

- Вы там, наверное, участвовали в фестивалях?

- Нет-нет, это были наши сольные представления, проходившие на футбольных стадионах...

- Что составляет сюжет вашего спектакля?

- Шоу длится девяносто минут. Это сказочная мистерия о любви и страсти, добре и зле. На протяжении всего спектакля главный герой пытается бороться со своими страстями, чтобы заполучить любовь прекрасной девушки.

- Какого возраста ваши танцовщики?

- Обычно - от семнадцати до двадцати двух лет, так что век танцовщиков еще короче, чем у футболистов. Но у меня в труппе есть один человек, которому сорок четыре, и во время шоу, надеюсь, вы постараетесь отгадать, кто он (неужели Майкл имеет в виду себя: ведь в прессе сообщалось, что он решил больше не выходить на сцену?! - Прим. авт. статьи).

- Ваши танцовщики - только ирландцы или же есть представители других национальностей?

- Вообще-то они собраны со всего мира, но у большинства ирландские предки.

- Нет, случаем, среди них русских ребят или девушек?

- Знаете, я очень заинтересован в привлечении русских танцовщиков, потому что мне хорошо известны такие имена, как Вацлав Нижинский, Михаил Барышников, Рудольф Нуриев. Было бы здорово, если бы мы смогли организовать здесь школу, чтобы обучать русских танцовщиков ирландским танцам. Либо это можно было бы сделать на базе какой-то уже существующей школы танца.

- Как вы отбираете новичков?

- Для меня главное - не техничность. Да, иногда выбираю артиста, потому что он обладает прекрасной техникой. Но случается, что кандидат недотягивает в техническом оснащении, а я вижу, что этот человек просто создан для сцены, и беру его. Русские танцовщики (да и вообще русские люди!) похожи на нас, ирландцев, по духу, по ментальности: та же склонность к крайностям, счастье без меры, горе без меры, эмоции через край. Ребята и девушки из Вагановской академии смотрелись бы вполне органично в нашем шоу.

- Как вы вообще растите кадры для своих шоу?

- Пока мы приглашаем новичков отовсюду, но уже созрели до того, чтобы открыть в Ирландии свою собственную школу. Да и не только в Дублине, так как потребности в талантах слишком быстро растут. Мое шоу -это не классические ирландские танцы, а особый стиль. Например, я не учу танцовщиков улыбаться на сцене, так что все эмоции на их лицах - натуральные, честные. Традиционный ирландский танец очень строг, там ограниченное количество движений, а наш концерт - настоящее шоу с виртуозными танцовщиками, чарующей музыкой, великолепными декорациями, впечатляющими эффектами.

- Как вы относитесь к пиратским копиям ирландских танцев?

- Отношусь спокойно. По-своему, мне даже приятно, что многие пытаются подражать моему шоу. Я думаю, что подражание - это самая искренняя форма зависти. А вот люди, что выдают и продают бутлеги за настоящих "ривер дэнс", портят настроение и зрителям, и мне.

- Ваши самые громкие титулы?

- Я лауреат Книги Гиннесса в нескольких номинациях. Прежде всего я танцовщик, что зарабатывает больше всех в мире. Правда, кто-то подсчитал, что ежегодно я изнашиваю около ста пар танцевальных ботинок, а это - одни расходы (улыбается). Во-вторых, мои ноги застрахованы на самую большую сумму -пятьдесят миллионов долларов. В-третьих, составители Книги Гиннесса утверждают, что я - самый быстрый танцовщик. Вообще у меня сто двадцать наград, полученных в тринадцати странах (надо думать, из России Майкл тоже увезет какой-нибудь танцевальный титул! - Прим. авт.).

- Говорят, у вас "в хозяйстве" уже не одна труппа, а несколько...

- Четыре! Одна постоянно работает в Лас-Вегасе, другая - в Австралии, третья путешествует по Европе, четвертая - в Канаде. Каждая - самостоятельная творческая компания со своими менеджерами, педагогами, и дело поставлено так, что они не будут беспокоить меня по пустякам.

- В Москве в сентябре вам удалось поболеть за ирландских футболистов в матче с российской командой. Вы вообще человек спортивный?

- Я дружу с Владимиром Кличко, известнейшим боксером. Стараюсь держаться в форме, помня о том, что когда-то и сам занимался боксом: мой отец отвел меня в секцию, после чего путь в школу, где меня подстерегали хулиганы, стал для меня безопасным. А потом я еще получил и "Золотую перчатку" в Чикаго (улыбается). Я уважаю русских еще и за то, что на всех Олимпийских играх они собирают богатый урожай медалей, причем зачастую причиной их побед становится не лучшая техника и правильно выбранная тактика, а страстность, эмоции через край, с какими бьются за победу ваши ребята.

- Майкл, вы ведь ко всем своим прочим талантам еще и профессиональный флейтист...

- Выпускаю диски, даю концерты. Очередной альбом готовлю к Рождеству.

- Рискну предположить, что музыканты знаменитой ирландской группы "U-2" являются вашими друзьями?

- Вы не ошиблись. Ко всему прочему они еще и мои ближайшие соседи. Мы можем засидеться вечером за разговором или музицированием, хотя пересекаемся очень редко, так как и они, и я ведем, можно сказать, кочевой образ жизни.

- У вас наверняка есть какое-нибудь интересное хобби?

- Увы, мне нечем похвастать.

- Ваши первые впечатления от Санкт-Петербурга?

- Меня потрясло то, что повсюду ведутся ремонтные и строительные работы. Так что, не сомневаюсь, к 300-летию Петербург предстанет таким красивым, каким его еще никто не видел. И тогда я с удовольствием вновь приеду в ваш город со своим новым шоу.


Михаил САДЧИКОВ


Огонек (Москва) , N039, 3.10.2002
МУКИ ЗВУ. ЧТО МЕШАЕТ ХОРОШЕМУ ТАНЦОРУ?

...32 па в секунду -- это нечеловеческий уровень исполнения. Удары различить невозможно, получается такое жужжание пчелы. "Пчелу" зовут Майкл Флэтли. На сегодняшний момент это самый знаменитый танцор в мире. Эти ноги застрахованы на 20 миллионов долларов каждая.

...Майкла можно было бы назвать - по аналогии с музыкальным амплуа -- танцонье. Он философ и идеолог, основоположник нового танца XXI века. Созданный им коллектив Lord of The Dance в начале октября привезет в Москву новую (! - ну что за уродец этот автор?:)) - М. А. П.) программу -- танцы, яркие костюмы, драматическая музыка и современная пиротехника... Впрочем, по мнению мистера Флэтли, в этом мире все мы немного танцоры...

- Мистер Флэтли! Вероятно, мир вы воспринимаете исключительно как танец или же разделяете профессию и жизнь?

- Когда я танцую на сцене, я не столько занимаюсь каким-то делом, сколько погружаюсь в очень комфортное и органичное для себя состояние, просто живу в этом. Когда заканчивается шоу, начинается ликующая толпа, аплодисменты и цветы -- все то, что относится к реальности, -- мне, как правило, очень трудно выйти из ТОЙ моей жизни, опуститься на землю, вернуться к общепринятой жизни... Стало быть, реальность и танец -- все-таки разные вещи. Но для меня нет необходимости воспринимать жизнь, весь мир как танец, в качестве красивой метафоры, поскольку для меня именно танец и является жизнью, в первую очередь.

- Но все-таки, если попытаться, нашу жизнь можно сравнить с каким-нибудь танцем?

- Безусловно. Хотя, я бы сказал, что жизнь -- это скорее не один, а совокупность множества самых невероятных танцев. Мое шоу, к примеру, состоит из различных танцев... Но помимо этого есть еще некое и общее цельное восприятие нашего шоу - и на энергетическом, и на физическом уровне, -- благодаря чему в голове зрителя возникает некий общий танец, который так или иначе доминирует... Это и есть наиболее точное отражение мира. В какой-то степени в XIX веке точно так же доминировал вальс -- он наиболее точно отражал гармонию, плавность того времени. В начале XX века появилось танго -- нечто более динамичное, резкое, опрокидывающее, - и это тоже было точное отражение начала века. Вторая половина XX века - это, безусловно, рок-н-ролл - в мире начал доминировать ритм... Сейчас мы все живем в бешеном темпе, главное - успеть, успеть... Смею надеяться, что наше шоу - это попытка наиболее точно отразить ритм нынешнего, XXI века, с его перемалыванием и механизацией всего предыдущего.

-  Недавно я узнал, что танцы на вашей родине, в Ирландии, зачастую были прелюдией к сексу...

- Надо сказать, что танцы всегда были очень популярны в Ирландии. И в давние времена, когда церковь запрещала их, они из-под стен домов уводили людей в поле и продолжались далеко за полночь, после чего зачастую случалось кое-что другое... (Боже мой, какая прелесть!:) - М.А.П.) Первоначально танец был действительно языком жестов, намеков, переходной формой от близости духовной к близости телесной. Но на сегодняшний момент танец уже никто не воспринимает исключительно как прелюдию к чему-либо. Развиваясь, танец, как и другие виды искусства, постепенно обрел настолько развитый язык, что при помощи движения теперь можно выразить любое общее, абстрактное, сложное понятие. Танец стал совершенно автономной системой кодов и знаков, со своими законами, традицией и новаторством. Посредством танца можно говорить и о политике, и о социальных проблемах -- о чем угодно.

- Вы знаете, я заметил одну странную вещь: ведь сейчас не принято танцевать вдвоем - либо в одиночку, либо огромной толпой на танцполе... К тому же сейчас в молодежной среде принято не танцевать, а... как бы это сказать... пританцовывать...

- Да, что-то, безусловно, происходит с миром, со всеми нами. Если вы заметили, люди-то и на дискотеки сейчас приходят не для того, чтобы ПОТАНЦЕВАТЬ, правда? Танец стал не самоцелью, а всего лишь формальной такой составляющей, ни к чему не обязывающей... На танцполы приходят с другой целью - почувствовать себя единым целым, самовыразиться, зарядиться энергией... Я не психолог и поэтому не возьмусь объяснить феномен массового топтания... Но, впрочем, я могу понять того, кто танцует в одиночку. Это форма выражения абсолютной свободы, раскрепощенности, полной такой индивидуализации современного человека. Это не диалог с миром, а монолог, заявление о своей полной независимости: "Вот я такой, и принимайте меня, каким я есть". Существует такое понятие в современном искусстве: "новая анатомия". Его суть заключается в том, что физическое, генетическое, культурное пространство изменилось и ему должно соответствовать другое движение. Что мы и наблюдаем.

- Вы как-то в интервью сказали, что никакого танца, кроме своего знаменитого степа, вы и танцевать-то толком не умеете. Почему?

- Это правда. Вальсирую я, например, крайне неуклюже... Если бы я пытался достичь успеха в разных видах танца, я не мог бы столько времени уделять своему... Понимаете, человек многогранен, но на каком-то этапе ему нужно делать выбор в пользу того, что у него получается лучше. Человек достигает успеха только тогда, когда является специалистом в своей узкой специализации. Но это не значит, что я имею в виду только степ. Это на самом деле трудновато будет объяснить, но я попробую. Я просто называю степом особую форму танца, который не похож ни на один танец в мире. То, что я делаю, -- это ускоренная версия ирландского традиционного танца, но в то же время я скомбинировал его с движениями верхней части тела и рук... Это нельзя назвать балетом или чечеткой... И это не фламенко... Это что-то, что я создаю из мелких деталей, и то, что невозможно подогнать под какое-то определение. Другими словами, получается этакая мешанина, всякая всячина... (Хммм. странно... этот текст 99, 9% соответствует интервью, данному Ларри Кингу 3 июня  1997 года. Как понимаете, уважаемые друзья, перевод здесь мой (одна "всякая всячина чего стОит:). Даже многоточия, как и в моей расшифровке... смотрите сами - М.А.П.:

***

Ларри Кинг: Да, это настоящее зрелище! Это явно не типичная ирландская чечетка....  Конечно, это и не танго.. что же это? Объясните нам! Что Вы делаете? 

Майкл Флетли: Это на самом деле трудновато будет объяснить.... но я попробую. То, что вы видели - это особая форма танца. Она не похожа ни на один танец  в мире. То, что я делаю - это ускоренная версия ирландской традиционного танца, но, в то же время, я скомбинировал его с движениями верхней части тела и рук, но это нельзя назвать балетом. Это нельзя назвать и чечеткой... и это не фламенко... это что-то, что я создаю из мелких деталей и то, что невозможно подогнать под какое-то определение. Другими словами, получается этакая мешанина, всякая всячина...

***

-- В России танец когда-то был одной из составляющих национального мифа: для героини Льва Толстого в "Войне и мире", например, первый бал был очень важным этапом в жизни... Так было когда-то и в Европе, и в других странах. Почему к танцу относились так серьезно? Ведь это все-таки развлечение...

-- В своем изучении кельтского танца я дошел до XIV века и сам был поражен, узнав, что учитель танцев в те времена получал гораздо больше, чем политик. Учитель танцев в Средние века общался и с аристократией, был вхож в высшие круги, хотя сам мог быть, что называется, из пролетариата... Таким образом, он уже в силу этого был посредником между простым народом и знатью. Ну а уж во время праздников, когда были балы... Нет, тогда танец был далеко не только развлечением. Это была, если хотите, своего рода дипломатия. Ну и, наконец, танец имел терапевтическое значение - он вносил гармонию, успокаивал...

-- Даже известные художники -- в широком смысле -- поставлены сейчас в очень сложное положение. Они вынуждены думать не о том, что хотят сделать, а в первую очередь о том, будет ли это продаваться, будет ли это выгодно...

-- Действительно, художник сейчас вынужден не только думать о том, как создать нечто новое, но и о том, как его донести, как сохранить свое произведение. Постаравшись при этом исключить из своего поля зрения все лишнее. Формула существования художника сейчас заключается не столько в том, чтобы узнавать новое, сколько в том, чтобы оградить себя от всего ненужного. Сейчас в мире, в искусстве накопилось столько ерунды, чуши, которая влияет на всех нас, что художнику необходимо, прежде всего, научиться различать настоящее и поддельное. Я, например, уже пятнадцать лет не смотрю телевизор -- у меня его просто нет. Я запретил себе смотреть телевизор. И нисколько об этом не жалею.

Андрей Архангельский


Новые известия (Москва) , N179, 5.10.2002
АДРЕНАЛИН ДЛЯ ТЕРПЕЛИВЫХ. Lord of the dance снова в Кремле.

До 1994 года молва об ирландском танце не покидала пределов исторической родины. На регулярных чемпионатах Ирландии патриоты утверждали свою самобытность, но вне страны их национальное достояние было одной из разновидностей степа. Строгий устав ирландской чечетки (руки должны быть выпрямлены, а ноги скрещиваться лишь в некоторых движениях) европейская танцевальная общественность не считала достаточным для статуса самостоятельного жанра.

Все изменилось после фестиваля "Евровидение-1994", проходившего в Дублине. Продюсеры Мей Даурти и Майк Маккэлагэн (Какой кошмар!!!:))) - М.А.П.) опершись на ирландских чемпионов, грамотный промоушн и традиционную любовь публики к степу, создали Riverdance, полуторачасовое шоу с плясками, песнями и спецэффектами. Успех, поддержанный всепроникающим ТВ, был столь оглушителен, а интерес к ирландскому танцу так вырос, что не воспользоваться ситуацией и не явить деловую хватку было бы грешно. От ставшей нарасхват компании отпочковались большие и малые ансамбли, а руководство ими приняли бывшие солисты и хореографы Riverdance.

Проект Lord of the dance, возглавляемый 44-летним американским ирландцем Майклом Флэтли, один из этих великолепных побегов. Первые уроки чечетки Флэтли получил в четыре года от бабушки, бывшей танцевальной чемпионки, затем какое-то время делил пристрастия между танцем и боксом. Выбрав первый, организовал собственный танцевальный класс, работал в легендарной фолк-группе The Chieftains, получил сто двадцать наград в тринадцати странах и стал первым американцем, выигравшим чемпионат Ирландии. Пожелав самостоятельности, рассорился с продюсерами Riverdance, отклонил выгодные контракты и сам финансировал собственное шоу, включавшее аудио- и видеоверсии. Риск оказался не напрасным: шесть лет существования предприятия принесли Флэтли 150 миллионов фунтов стерлингов, и, судя по московскому визиту, он станет еще богаче.

Международная любовь к ирландскому степу не ослабевает, что подтвердили заполненный до отказа Кремлевский дворец и толпы зрителей, готовых мокнуть под проливным дождем в ожидании возможности просочиться сквозь турникеты. В награду терпеливые получили хорошую дозу адреналина, так как Флэтли воздействует на публику методами старинными и сильными. Унисон и ритм - вот идолы, которым Майкл поклоняется изобретательно и с размахом. Вымуштрованности его танцовщиков могут позавидовать профессионалы военных парадов. 30 артистов обоего пола выстраиваются в каре, печатают шеренги, рассыпаются по диагоналям, образуют идеально ровные круги с ошеломляющей синхронностью парадных расчетов. Специалисты знают, как тяжко дается исполнителям подобная обезличенная слаженность, потому педагогические таланты хореографа и его репетиторов вызывают особое уважение.

Магическим влиянием единого вздоха-жеста-шага умный Флэтли не ограничивается, усиливая впечатление ритмическими вариациями чудо-каблуков. И здесь труппа на высоте: о сменах ритмических рисунков, перебивках сложных метров, коварных синкопированных пассажах и прочих исполнительских рифах догадываешься постфактум, с такой необыкновенной легкостью демонстрируют свои умения подопечные Флэтли. Сам он появляется впереди танцующего войска как обласканный победами полководец. Наслаждаясь властью, задает ритм, ведет и направляет движение, единственный из всех позволяя себе роскошь импровизации. (А мы, дурачки, и не поняли, что это  танцевал САМ МАЙКЛ!!!:) М.А.П.)

Если Флэтли-танцовщик находится вне критики, то Флэтли-постановщик критики не выдерживает. Действо, собранное на живую нитку, распадается на отдельные, никак не связанные и неравноценные эпизоды. Танцевальные хочется смотреть не отрываясь; вокальные, где дама в струящемся зеленом напевает ирландские баллады о борьбе добра и зла, пережидаются без раздражения, благо голосок хотя и небольшой, но свежий и серебристый. Что же касается инструментальных разделов, где без тени вдохновения мучают скрипки две милашки, блондинка и шатенка, то их можно купировать без сожаления. Помнится, в родном для постановщика Riverdance к проблеме заполнения пауз подходили более ответственно, и танцовщики переодевались под качественный ирландский оркестр в живом звучании. Флэтли, поставивший дело на конвейер, довольствуется фонограммой и посредственными солистами, но пока его танец блестит и сверкает, эту маленькую слабость можно простить.

Светлана Наборщикова, для "Новых Известий"


Коммерсант (Москва) , N181, 5.10.2002
ПУБЛИКА ДЛЯ БИТЬЯ (ирландской чечетки )

В Государственном Кремлевском дворце прошли выступления ирландской танцевальной шоу-группы Lord of the Dance. Каждое из трех выступлений проходило с аншлагом.

Шоу Майкла Флэтли (Michael Flatley) - лидера и основателя коллектива - в Москве не в первый раз. Флэтли стал знаменитостью еще с тех пор, как показался в 1994 году на "Евровидении", выступая между участниками конкурса (классная фраза!:)) - М.А.П.). Затем он стал звездой и постановщиком шоу Riverdance, уйдя из которого в 1996 году образовал свое собственное - Lord of the Dance. В Москву опять приехал лишь один из четырех составов группы Флэтли (остальные три в это время гастролируют по другим частям света).

На сцене меняют друг друга артисты. То мускулистые мачо, легко скачущие в ботинках для степа, то обильные телом девицы в коротких сарафанах и черных колготах, которые задирают длинные, застрахованные на круглые суммы ноги. Солисток было две, одна положительная героиня, другая - отрицательная, и обе одинаково резво скакали по сцене. Но чаще артисты появлялись всем кланом (от 12 до 28 человек) и, взявшись за руки, водили хороводы или синхронно отплясывали, выстроившись в ряд.

Через несколько минут после начала выяснилось, что шоу "Повелителя танца" еще и вокальное - на сцене появилась по-ирландски рыжеволосая дама в платье цвета болотной тины и затянула балладу. Шоу разбавили две музыкантши, которые в течение трех минут произвольно бегали по сцене, но при этом делали вид, что в унисон, без фанеры играют на скрипках. Получилось бы у них так с волынками?

В некоторых номерах даже проглядывал сюжет. У девушки в золотистом костюме злобные бандиты - танцоры в масках - отнимают флейту. Но ее защищает отважный светловолосый юноша-солист по имени Десмонд Майкл Бэлью (Desmond Michael Bailew) со своей командой бравых плясунов. Все вместе они изображают бой, но потом из-за кулис появляется роскошная блондинка и начинает танцевать с героем. Затем ее сменяет брюнетка. И сюжет таинственным образом исчезает.

А когда таким же таинственным образом исчезало звуковое сопровождение, обнаруживалось, что свою знаменитую чечетку танцоры бьют под фанеру. То есть бьют они очень старательно, но звука напрочь не слышно. Конфуз был бы полным, если бы зал не спас артистов, заполнив паузы овациями.

Если бы эту милую в общем самодеятельность показал бы неизвестный постановщик в провинциальном ДК, публика была бы, конечно, более придирчива. Но здесь сочетание громкой мировой славы Флэтли (который если и выступает теперь, то только на пресс-конференциях), Кремля и беззастенчивой рекламы свое дело сделало. Признать, что деньги потрачены зря, публика не пожелала. Как и год назад, шоу все три дня шло на ура. "Ни одного свободного места, весь зал битком", - разводила руками пожилая билетерша кремлевского зала.

Никита Андронов

"7 дней" (Москва) , 17 октября 2002
***

После концерта своего коллектива "Lord Of The Dance" В Кремле самый известный степист мира Майкл Флэтли решил отдохнуть в одном московском клубе. Танцор, ноги которого застрахованы на 40 миллионов долларов, без конца провозглашал тосты и много шутил. В это время в клуб пришёл Олег Газманов со своей компанией. Звёзды познакомились и с удовольствием пообщались, выяснив, что главным в творчестве считают энергетику, которую излучает артист. После ухода Олега Майкл заказал всем присутствующим по рюмке водки и вскоре тоже отбыл. Но не в гостиницу, а в ирландский паб. И хотя заведение уже закрывалось, ради знаменитого гостя паб открыли вновь.

 
 

 


Назад | Наверх




На главную
Новости
Биография
Факты
Об Ирландии и танцах
Просто о танце
Новости мира танцев
Танцевальные турниры
Ирландские песни
Форум

© Michael Flatley Russian Version 2002